ФЭНДОМ


Ганрор Скорый
Нет изображения
Родился: 3 год ЕИ
Умер: 386 год ПЗВ
Пол: Мужской
Профессия: Маг-отшельник
Семья: Неизвестные родители. Старший брат. Множество потомков.
Оружие: Очень могущественная магия и многолетний жизненный опыт
Milk Глупцы из окрестных сёл так погрязли в своих предрассудках и невежестве, что искренне считают, что я ем детей, похищаю девиц и насылаю на них неурожаи. Ха! Я бы только этим не ограничился, будь я на десятую долю таким, каким меня описывают Milk
Ганрор
''
Ганрор Скорый - маг, родившийся в 3 году ЕЭ и достигший больших успехов в магии.

Биография

Начало

Milk Все считали, что я ничего не достигну. Иногда я нахожу время, чтобы посмеяться на их могилах Milk
Ганрор

Ганрор родился в 3 годы ЕИ, когда религиозные войны лишь начинались. Для будущих вооружённых конфликтов был полезен любой маг, поэтому десяти летнего Ганрора без каких-либо проблем приняли в специализированную академию. Никто не верил, что он достигнет каких-либо успехов, так как он отличался чрезмерным желанием успеть везде, что приводило к тому, что он нигде не мог проявить себя сколь-либо знающим и умелым, а также получил своё прозвище.
Когда он в 25 лет закончил академию, ему доверили самое низменное занятие, которое могли поручить магу. В течении нескольких лет он с упорством выполнял свои обязанности, рассчитывая на то, что со временем его труды заметят и будут относиться как к способному человеку.
Однако годы шли и казалось, что про него просто-навсего забыли. Возмущённый отношением к его личности, Гонрор собрал все свои вещи и в свои тридцать лет отправился в горы, чтобы начать новую жизнь отшельника. Это путешествие на север заняло у него целый год. Возможно, он смог бы добраться и раньше, но его стремление помогать людям заставляло его подолгу оставаться в населённых пунктах, чтобы помочь простым людям.

Его неуклюжие попытки благословить поля на богатый урожай, возможно, и не возымели должного эффекта в тех деревнях, где он проходил, но это бесспорно веселило увидевших это крестьян. Ганрор был достаточно неуклюж и мил, чтобы люди не отдавали его стражникам, выдавая его за простого юродивого, а стражники верили этому. Ему хватало сил самостоятельно отогнать диких зверей, и благодаря этому он иногда находил себе компанию.

Но однажды ему пришлось стать спасителем целой деревни. Местность чахла и постепенно превращалась в бесплодную пустыню. Ганрор не смог проигнорировать просьбу жителей о помощи.
Он сразу же понял, что во всём виновато колдовство, так как будучи магом мог улавливать чужое колдовство. Он не рассчитывал, что его действия приведут к чему-то, так как маг может уловить лишь могущественное чужое колдовство. Но всё же Ганрор согласился помочь местным жителям.
После долгих поисков в увядающих лесах, он смог найти то, что было источником улавливаемой им магии. Жители деревни узнали амулеты и поведали ему, что это артефакты древней секты, некогда обитавшей здесь и проводившей ужасные кровавые ритуалы. Единственный способ уничтожить амулеты, которые отравляли окружающую природу, заключался в том, что было необходимо собрать в священном для них месте, где они теряют свою неуязвимость, после чего их можно будет спокойно уничтожить.
Потратив несколько недель на поиски, Ганрор всё же сумел найти место, где должны были находится амулеты, чтобы была возможность уничтожить их. Ещё две недели занял поиск всех оставшихся амулетов.
Когда же всё было готово, он услышал голос божества, последователи которого владели этими амулетами. Практически забытый бог предложил магу выслушать "истину" об причинах беды деревни. Амулеты были уязвимы и Ганрор полностью контролировал ситуацию, поэтому он принял предложение. Божество утверждало, что деревня давно уже проклята, но не им. Именно проклятие отравляет окружающую природу, а амулеты противодействуют этому процессу. Кем бы ни были жители деревни, они хотят уничтожения защиты, чтобы место окончательно превратилось в мёртвые земли. Божество не имело сил бороться даже с такой силой, поэтому предложило Ганрору выбор: либо он уничтожает амулеты и для своей безопасности быстро покидает место, либо же проводит древний ритуал, чтобы получить часть силы божества и очищает пострадавшее место. После долгих раздумий он принял сторону божества.
С точностью исполняя указания, он получил большую силу, чтобы противостоять силам, которые отравляли окружающую территорию. Когда он приблизился к деревни, то благодаря дарованной ему силе увидел её истинный облик — гниющие развалины, по которым бродят ожившие мертвецы. Божество нашёптывало нужные слова, и Ганрор смог очистить место от проклятия. Потеряв дарованную ему силу, он отправился дальше.

Отшельничество

Начало

Milk Завистники, невежды и прочий сброд. Даже дикие звери были бы мне лучшими соседями! Milk
Ганрор

Он поселился в Диких Горах, которые славились своей безлюдностью. Он поселился в достаточно оживлённом регионе гор, но всегда держался на большом расстоянии от окружающих его деревень и жил возле большого леса. Он в одиночку занимался развитием своих магических способностей и был вполне доволен своим положением.
Лишь призрак какого-то друида облюбовал участок Ганрора и некоторыми ночами бродил по огороду и заглядывал в окна. Ганрор смог без особых проблем справиться с обоими развлечениями призрака: он построил себе новый дом на некотором расстоянии от огорода и сделал своё новое жилище без окон на первом этаже, повесив лишь пустую оконную раму на стену. Удивительно, но столь наивные для многих простых селян действия возымели эффект: призрак бродил по огороду вдалеке от дама, а если и подходил, то лишь смотрел в наскоро сделанную имитацию окна.
Его контакты с местным населением ограничивались редкими посещениями, чтобы узнать последние новости и закупить продукты, которые он не мог вырастить сам, или приобрести некоторые ингредиенты для своих опытов.
Со временем он влюбился в женщину из одной из соседних деревень, однако местные жители не смогли понять любви к "мерзкому колдуну" и поэтому избранница Ганрора была вынуждена жить у него. Но счастливая жизнь не продолжалась долго, так как его жена не смогла пережить родов и оставила своего мужа одного заботиться о дочери.

В 39 году ЕЭ недалеко от его дома поселилась группа разбойников, к которым иногда присоединялись различные преступники и дезертиры. Со временем они могли стать большой угрозой для всех в этих окрестностях, поэтому Ганрор решил самостоятельно изгнать их. Так как он не имел больших магических сил, он решил прибегнуть к простой хитрости.
С помощью простых заклинаний он начал ночами готовить ловушки для врагов. за несколько дней он полностью приготовился к схватке с врагами.
Рано утром он вышел к лагерю разбойников и стал угрожать им, что если они не уберутся из этих мест, он, могущественный маг, сделает их жизнь невыносимой или же вовсе убьёт. Ему не удалось простыми словами напугать их, поэтому он начал медленно направляться к своему дому. Как и предполагалось, бандиты решили проучить того, кто осмелился им угрожать. По мере того, как всё больше разбойников попадало в заранее сделанные ловушки, всё больше росла их вера в могущество их противника. И уже к вечеру разбойники умоляли его простить их и спешно собирали свои вещи.

После

Milk Интересно, эти двое со временем расплодятся на четверых? Или они будут прилетать сюда по одному? Ну хоть не мешают — уже не плохо Milk
Ганрор

Годы шли, а Ганрор постепенно всё больше и больше отдалялся от людей, уходя в свои эксперименты с головой и заботясь о своей единственной и любимой дочери. Вскоре за покупками стала ходить лишь дочь "сумасшедшего" колдуна, который совершенно перестал покидать свои владения.
Помимо всего прочего, удвоилось количество приведений, полюбивших владения Ганрора. Самые боязливые стали покидать "проклятый край", а самые смелые и оптимистичные стали шутить про похотливых и плодящихся приведений. Одетый в белые одеяния призрак друида продолжал докучать колдуну на улице. А его неизвестный "друг", одетый в черную рясу, был гораздо смелее и не только составлял компанию друиду, но и появлялся в самом доме Ганрора. Впрочем, уже состарившийся колдун не обращал внимания на своих соседей, так как те ни коим образом не мешали ему, а лишь наблюдали за ним. Его же дочь очень нервничала из-за двух докучающих призраков и иногда пыталась узнать у местных, нет ли под их владениями древнего кладбища.
Со временем многие перестали вообще думать о своём соседе-колдуне, так как тот перестал показываться на людях.
Религиозные войны ЕЭ стали постепенно добираться и до районов Диких Гор, где обосновался Ганрор. Он стал готовиться к приходу войск, чтобы дать им достойный отпор и не дать использовать себя или свою дочь. Тёмная магия позволила ему до сил, о которых он раньше не мог и мечтать. Некромантия сделала окрестные кладбища источником будущих воинов, которые бы поднялись по одному зову Ганрора, чтобы защитить его. Впрочем, никто из его соседей об этом и не догадывался, так как он всё делал в тайне даже от родной дочери. Но тёмная магия постепенно отравляла душу колдуна, заставляя его всё больше углубляться в запретные эксперименты. Заклятия, убивающие любое живое существо, управление погодой, управление стихиями, некромантия и прочие запретные приёмы должны были помочь ему охранять его новый дом от чьих-было посягательств.

Секрет старого колдуна

Milk Весьма занятный эффект Milk
Ганрор

Однажды его дочь вернулась домой вместе с парнем, который предложил ей выйти за него замуж, из соседней деревни, чтобы отец благословил их. Однако будущий зять оказался шокирован внешним видом отца своей избранницы и неожиданно появившимся призраком. Молодой человек лишь успел достать нож, прежде, чем быстрое заклятие лишило его жизни и чуть не сожгло весь дом. Лишь чудом его дочь смогла уцелеть после самообороны отца. Разгневанный неоправданным нападением и душевно отравленный тёмными знаниями Ганрор решил узнать подробнее о той ветви тёмного искусства, испытать которое раньше он даже не мог и помыслить. Выпив наскоро приготовленных зелий, Ганрор изнасиловал свою родную дочь, после чего наложил на неё заклятие, которое сделало её покорной и безропотной рабыней. Хотя он не мог и предположить, что заклятие влияло лишь на тело, а его дочь продолжала осознавать всё происходящие вокруг.
После этого все окончательно решили, что никогда не будут контактировать с колдуном, так как оттуда не вернулся человек. А вот сам Ганрор стал частенько покидать свои владения и ходить по округе с известной одному ему известной целью. Цель же заключалась в поиске редких трав и ожидании каких-либо войск, на которых можно было испытать его методы борьбы.
Время шло и его дочь родила девочку. Но старый колдун почти окончательно утратил свои человеческие качества и без сожалений принёс свою дочь в жертву тёмным силам. После этого он стал ждать, пока подрастёт его внучка, чтобы повторить свой ужасный ритуал.
Два же призрака, поселившихся в его владениях, исчезли в ночь исполнения страшного ритуала. Однако иногда они появлялись, чтобы молча показать случайному путнику, что не следует нарушать покой обезумевшего колдуна.
Он перестал стареть. Всё происходило по одному и тому же сценарию с исключениями для рождавшихся мальчиков, которые сразу же приносились в жертву.

Проклятый защитник

Milk Мой выбор — моё проклятье Milk

Постепенно все стали считать, что Ганрор уже мёртв, и лишь его призрак всё также безобидно для окружающих бродит по округе. Два настоящих призрака стали считаться сказкой или галлюцинациями путников, вызванных страхом перед призраком колдуна.
Но бродил Ганрор с вполне конкретной и не самой безобидной целью. Он патрулировал свой край, чтобы никто не попытался прийти туда с целью уничтожить деревни или убить жителей. Длинная и кровавая ЕЭ обошла стороной эту часть Диких Гор, но никто не мог и подумать, что это заслуга обезумевшего чернокнижника. Разбойники пропадали а воины видели ужасные видения собственной смерти и не могли заставить лошадей как-либо войти в эти края, хотя местные жители вполне спокойно пользовались своими лошадьми.
А Ганрор всё так же продолжал творить свои тёмные ритуалы вдали от любопытных глаз. Иногда он покидал свои владения на многие дни или даже недели, и никто не знал, что в это время делал старый колдун. Он же в это время делал дальние вылазки, чтобы увеличить свою будущую армию нежити. Он потратил многие и многие годы на пополнение своего войска, чтобы дать самый решительный отпор своим будущим врагам.

Milk Слухи о призраке, бродящем в округе, и охраняемых им колдовских тайнах достигли ушей самых разнообразных искателей приключений, миссионеров и жрецов. Кто-то шёл туда, чтобы покопаться в неприступном для всех(но уж точно не для него!) особняке и найти ценнейшие знания для продажи или самостоятельного исследования, другие хотели пообщаться с приведением, чтобы узнать что-то о загробном мире или о тех же знаниях, иные хотели заработать денег, используя образ призрака, а некоторые хотели просто посмотреть на настоящего гостя из загробного мира. Впрочем, никто из них так и не достиг своей цели. Кто-то пугался призрака и бежал, кто-то умирал от клыков местных зверей или падал в расщелины, а другие просто бесследно и навсегда исчезали. Milk

Путь к смерти

Milk Неужели так трудно оставить в покое старого, безобидного и одинокого отшельника!? Но в этом уж нету моей вины Milk
Ганрор

В 364 году ПЗВ в Интории было принято решение о том, что Ганрор может представлять огромную опасность, мешая заселению Диких Гор. Зная, какой славой пользуется тот край, на усмирение призрака отправили недавно сформированный Легион Арсиора в сопровождении большого количества жрецов, чтобы те развеяли древние чары. Ещё в походе, солдаты легиона чувствовали то, что за ними кто-то следит.

Летом 364 года ПЗВ Легион Арсиора прибыл в подножья Диких Гор с целью избавиться от могущественного призрака. Жрецы всего пантеона Интория с огромным усилием развеяли чары, что вызывали видения собственной смерти у солдат. Однако это была первая и самая слабая линия его обороны. Как бы ни старались жрецы Интория, они не могли перекричать заклинания Ганрора, который призвал ужасный шторм. После этого он поднял свою мёртвую армию. Даже этим старый колдун не стал ограничиваться, а начал метать в своих противников огненные шары и молнии, находясь вдалеке от битвы в своём доме. Жрецы богов не могли ничего противопоставить колдуну, копившему силу многие года.
Армия нежити Ганрора состояла из самых различных существ, некоторые из которых не испортились со времени своей смерти и могли воспользоваться приёмами своих живых собратьев. Мёртвые птицы, словно ураган, кружили над полем боя, заслоняя солнце. Трупы миниатюрных тварей не давали солдатам Легион Арсиора безопасно сделать даже один шаг. Огромные и гниющие туши давили воинов Интория как насекомых. Армии скелетов простых людей, не зная усталости, нападали на легионеров. Но даже этого было мало, чтобы обернуть гордых воинов в бегство или попросту уничтожить. Но этого вполне хватило, чтобы окружить Легион Арсиора непроходимым кольцом, где должны были погибнуть все.
Однако Арсиор и пятеро всадников смогли вырваться из кровавой бойни и направиться к старому дому колдуна. Они понимали, что если не смогут покончить с Ганрором, то все их товарищи погибнут. А в это время к громогласному звучанию голоса Ганрора и унисону жрецов Интория присоединился третий участник, читающий заклинания на неизвестном языке.

Ганрор предусмотрел такую возможность прорыва, поэтому семерых всадников в лесу поджидала засада. Впрочем, к удивлению почти абсолютно всех участников битвы и окрестных деревень, мёртвая кавалерия колдуна была умерщвлена второй и окончательный раз. Однако на этом новый участник конфликта не остановился и начал медленное движение в сторону места основного сражения. Вид многовекового леса, медленно, но верно двигающегося в сторону битвы вызвал ступор даже у нежити. Вскоре даже трава начала чинить вред нежити.
Оставленный Арсиором за главного солдат был убит через несколько мгновений, после своего назначения. Поэтому бремя командования взял в свои руки самый храбрый и харизматичный из оставшихся бойцов. Либо же он просто оказался достаточно высоким, чтобы его увидели все оставшиеся выжившие. Так или иначе, но Легион Арсиора решительно взял инициативу в свои обескровленные руки и начал прорываться в сторону леса, который был единственной надеждой на спасение. Возможно, на солдат подействовал героический пример их негласного лидера или же они столь стремились выжить, однако они проявить чудеса человеческих возможностей, переживая смертельные раны и уничтожающие противников, которые до этого безнаказанно убивали их самих.

Ганрор не обращал внимания на семерых всадников, приближавшихся к его обители, так как справедливо считал, что сможет избавиться от них в любой момент. К тому же он был занят тем, что стремился исправить положение на поле боя. Но не смотря на все его усилия, остатки Легиона Арсиора соединились с дружественно настроенным лесом. Попытка выместить разочарование на всадниках могла быть исполнена, но лишь ценой части собственного дома, так как Арсиор и его спутники уже прорвались в его дом.

Финал истории

Milk Болезненная точка в конце истории. Milk

Когда солдаты Арсиора стали подниматься по лестнице, их встретил сам хозяин дома. Ганрор почти произнёс заклинание, чтобы сжечь своих врагов, но один из всадников загородил своим телом остальных. Возможно, произвела эффект смелость, однако колдун с гримасой ужаса начал пятиться назад, выкрикивая нечто нечленораздельное, но похожее на молитву о защите. Смельчак же продолжил медленное наступление, тесня противника к стене. Когда отходить стало некуда, Ганрор с силой вжался в стену, и седьмой всадник смог подойти к нему вплотную, чтобы наклониться и что-то прошептать тому. Свет для присутствующих померк, но они отчётливо видели тела всех восьмерых человек. Никто не мог пошевелиться, пока из тьмы на плечо Ганрора не легла чья-та рука со словами: "Время пришло.". Когда свет вновь наполнил дом, в нём оставалось лишь шестеро человек и пустые доспехи, а от колдуна ни осталось ничего. Обыскав дом, солдаты нашли дочь Ганрора, которая была слишком юна для его ритуалов.
Лес замер в тот же момент, как войско нежити было уничтожено смертью хозяина. Голос, составивший конкуренцию колдуну, бесследно исчез.
Воин, сумевший повести за собой остатки Легиона Арсиора, спокойно дожидался командующего легиона, после чего спокойно и даже с трудно различимой под шлемом улыбкой без какого-либо подсчёта мёртвых доложил об общих потерях, потерях во время прорыва к лесу и о количестве выживших. Жестом попросив остановить какие-либо вопросы, воин сказал, что не сможет ответить ни на один из вопросов, так как ему нельзя долго находиться среди живых, после чего ветер развеял прах, в который обратился солдат.
От Легиона Арсиора осталась лишь 147 солдат, включая самого Арсиора.
Место, где был дом колдуна в течение нескольких лет очищали жрецы, но даже это не смогло окончательно развеять чары, оставленные Ганрором.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.